19:59 

Про Византию

Читаю книжки по истории Византии. Если бы не даты, можно было бы подумать, что это про нашу страну.

Мишель Каплан. Византия

  • Патриархи, как и епископы, были прежде всего государственными служащими религиозного ведомства.
  • Личная верность императору и его семье понемногу начала подменять верность государству.
  • Про политику в сельском хозяйстве: «Большое число хозяйств является источником изобилия как в области производства продуктов, так и в плане выплаты налогов и обеспечения военных поставок, всего того, отсутствие чго люди ощущают, когда это имеется в недостаточном количестве». Но эта политика провалилась, так как она не сумела преодолеть главную трудность, с которой встретились мелкие земледельческие хозяйства, - все увеличивающийся груз налогов, необходимых для осуществления экспансий, проводимых империей.
  • Законы не мешали императору навязывать свое влияние при помощи пропаганды, порой очень активной.
  • Во время некоторых религиозных праздников император сам возглавлял процессии, особенно те, которые шли к главным христианским реликвиям
Каждан А.П. Два дня из жизни Константинополя

  • С одной стороны,
    византийское право, опираясь на раннехристианские принципы,
    провозглашало принцип всеобщего равенства, с другой — оно само нарушало
    этот принцип, устанавливая зависимость характера и размера уголовного
    наказания от общественного статуса преступника.
  • ...возможность
    внезапного взлета и столь же внезапного падения всегда стояла перед
    византийцем, создавая атмосферу социальной нестабильности
  • На практике же монах вопреки принципу нестяжательства мог иметь личное имущество и даже передавать его по завещанию.
  • Византийский
    император играл в общественной жизни своей страну особую роль, которую
    можно было бы назвать репрезентативной. Он «представлял» собой империю,
    был сам символом ее мощи, богатства, величия, являл в ощутимом виде это
    величие и мощь... Он выступал в этой функции не как личность, не как представитель
    конкретного знатного рода, но как символ государства и как средоточие
    государственного культа, византийской государственной религии, тесно
    переплетавшейся с официальной религией византийской церкви —
    православием. Как символ византийского государства, император мыслился
    всевластным.
  • Официальная византийская доктрина исходила из
    представления о ромеях как об избранном народе, находящемся под
    божественным покровительством, и потому все отношения с соседями
    мыслились как серия побед. Победы торжественно отмечались в триумфальных
    въездах, когда через Золотые ворота в город вступали войска
  • Культурные
    традиции делали византийцев надменными. Они были потомками Платона и
    Аристотеля и не хотели ничему учиться, кроме науки Аристотеля и Платона,
    преобразованной под воздействием христианского мировоззрения. До
    какого-то момента они имели к этому явственные основания: они и в самом деле
    были богаче и образованнее своих соседей. Но в величественном
    самоупоении они не заметили, как соседи овладели доступной византийцам суммой
    знаний и двинулись дальше: сперва арабы, затем европейцы. Когда
    культурное отставание византийцев обнаружилось и передовые среди них
    стали учить чужие языки и читать чужеземные книги, было уже поздно
  • Византийское государство обладало огромными запасами денег. Василевсы любили пускать пыль в глаза иноземным государям, посещавшим Константинополь. Передними распахивали кладовые, ризницы, казнохрапилища, где золото было рассыпано прямо на полу, где висели, лежали, валялись драгоценные одеяния... Имея большие деньги, византийское государство вместе с тем стоило дорого. Репрезентативная роль императора обходилась в немалую сумму, и постоянная строительная активность требовала больших денег. Золото шло на оплату чиновников и на подарки иноземным государям.
Ну а теперь самое грустное. Про смену власти. В 1185 г. Византии потребовалось на это всего два дня.

Через несколько дней после своего бегства Андроник вернулся в Константинополь — уже не царем, а узником. Его заковали в железные цепи, которые прежде надевали на пойманных львов. Исаак Ангел распорядился выдать его толпе — толпе, которая так недавно благоговейно склонялась перед Андроником и называла спасителем и солнцем. Теперь всем сделалось ясно, что это он приказал казнить или ослепить, сослать или лишить имущества многих и многих константинопольцев, и вдовы жертв Андроника, забыв о приличиях женственности, бросились на долговязого и плешивого старика и били его по лицу. Ему отрубили правую руку, выкололи глаза и на паршивом верблюде возили по улицам столицы — его столицы, где еще так недавно его встречали заученными славословиями. Дерьмом и бычьей мочой поливали его, тыкали палками, забрасывали камнями — пока наконец не повесили вниз головой на ипподроме между двух бронзовых статуй, изображавших волчицу и кабана. Но и здесь толпа не оставила его, умирающего: его поносили, срывали последние одежды и, забавляясь, пробовали на его немощной плоти, чей меч острее. Так испустил дух тот, кто распоряжался судьбами тысяч и тысяч, — и перед самой кончиной он поднял ко рту обрубок правой руки, из которого еще сочилась незапекавшаяся старческая кровь.

URL
   

Москва изнутри

главная